Рождественская регата 2002, Мармарис

Отчет о парусной регате от Яхтенной компании Под Парусом

В декабре 2002 прошла регата по маршруту Мармарис (Турция) - Герцлия (Израиль) с участием российской команды. В состав команды вошли Анатолий Житников и Алексей Кульчинский, Юрий Абросимов - от радио Шансон, а также Евгения, Владимир, Михаил и Тимур - от себя лично. Поскольку собственной яхты для участия в гонке у команды не было, взяли в чартер (на прокат) яхту Dufour-43.

Конечно, в конце декабря в Турции теплее, чем в средней полосе России, но и нам посчастливилось увидеть редкий снег в Стамбуле, который засыпал пальмы, улицы и лотки уличных торговцев. Одни турки радовались, как дети и играли в снежки, другие хмурились и спешили скорее по домам, третьи скучали в образовавшихся по всему городу пробках. И хотя Мармарис находится южнее Стамбула, но и там утром был заморозок, и палуба яхты покрылась инеем.

Конечно, все остальное время было теплее, днем около 18, ночью около 10, и мы даже загорали, когда светило солнце. Но вот ночью, при почти стопроцентной влажности, да еще в сильный ветер приходилось надевать на себя все теплые вещи и греться горячим кофе и чаем, а иногда и глинтвейном.

Вообще погода нас не баловала: стартовали при почти полном отсутствии ветра, штиль повторялся почти каждый день, а вот ночью легкие облачка наливались свинцовой тяжестью, из них сыпал дождь, сверкали молнии, завывание ветра перемешивалось с раскатами грома.

Ночью сила ветра достигала 35 узлов, то есть почти 55 километров в час. И почти всю дорогу ветер дул навстречу, то есть классический "мордотык". Именно из-за него путь в 425 морских миль увеличился почти вдвое.

Опять-таки из-за сильного ветра приходилось уменьшать площадь парусов, а поскольку оба паруса работают на закрутках, то их эффективность сильно снижалась, и мы теряли и в скорости, и в остроте курса. Но каждое следующее утро приносило штиль и солнечную погоду.

Экипаж был разбит на две вахты: дневные длились по 6 часов, ночные - по 4. Оно и понятно: ночью устаешь гораздо быстрее, и спать сильнее хочется. Да еще погода неласковая. С другой стороны нам было не скучно. Разнообразие держало нас в тонусе, а запас продуктов на борту - в сытости.

Довольно быстро мы привыкли и к режиму, когда легко просыпаешься посреди ночи, но днем обязательно спишь часа 2-3, и к самой качке, и готовке и еде в условиях качки. Причем больше всего пришлось даже не к тому, что все вокруг в движении и порой напоминает трясущуюся консервную банку, в которую тебя запихнули (никто и не запихивал, все пошли в гонку добровольно и с охотой).

Наибольший дискомфорт доставлял постоянный крен, когда все предметы съезжают в сторону, а горизонтальных поверхностей просто нет - они все наклонные.

В Средиземном море волна короткая, с крутым фронтом, поэтому когда идешь острым курсом, она сильно бьет в нос яхты, заметно снижая ее скорость. Несколько более крупных волн способны замедлить яхту почти вдвое.

А еще при встрече с крупными волнами яхта сильно бьется об воду днищем, сотрясаясь и производя сильный грохот. В каюте это вообще воспринимается как удар яхты о большой и твердый предмет. Сначала мы вообще боялись обрыва такелажа, но потом убедились, что все сделано с большим запасом прочности и "защитой от дурака".

Запас пресной воды на борту позволял умываться и готовить (для чего мы запаслись водой в бутылках), а вот посуду мыли сначала соленой водой, а потом ополаскивали пресной. Продуктов мы закупили на 7 дней на 7 человек, и они заняли все рундука и полки. А также часть продуктов была размещена под пайолами (это настил пола в каюте).

Мы рассчитывали, что они там будут как в холодильнике, но немного просчитались: вода за бортом была не холоднее 19 градусов. Именно поэтому часть продуктов пришлось выкинуть, а точнее скормить рыбам. Обиднее всего было выкидывать за борт почти полную кастрюлю жаркого, но оно так пахло, что не выкинув его мы рисковали попросту задохнуться. Жаль, что для таких случаев на борту не предусмотрен противогаз.

Итак, для жизнеобеспечения экипажа яхта оборудована плитой, мойкой, двумя туалетами (по-яхтенному гальюнами) с душем, системой подачи пресной и соленой воды. Предусмотрен и водонагреватель, но мы им не пользовались, так как он потребляет слишком много электричества.

Также яхта оборудована системой электроснабжения от 12-вольтового аккумулятора. Таких аккумуляторов на яхте два, второй предназначен для пуска двигателя. По правилом гонки двигателем можно было пользоваться только для зарядки аккумулятора.

Парусное вооружение яхты тоже было стандартным: стаксель (точнее гунуя, она же генуэзский стаксель) и грот. Для полных курсов предусмотрен ассиметричный спинакер, он же генакер, по-английски cruising shut. Этот парус похож и на спинакер, и на геную, только передняя шкаторина свободная, и при поворотах он проносится перед, а не за штагом. Надо сказать, что это очень коварный парус, поскольку он может легко обернуться вокруг штага, после чего его приходится распутывать.

А самое главное, что этот парус довольно сложно поставить, нелегко нести, но сложнее всего его убрать, особенно если ветер усилился. Основные же паруса работают на закрутке, что является традиционным для чартерных яхт. Достоинство таких парусов заключается прежде всего в простоте постановки и снятия.

К недостаткам следует отнести то, что они работают значительно хуже традиционных парусов, и еще хуже при уменьшении их площади (взятии рифов). Что поделать, это разумная плата за комфорт. Вот только в гонке такой компромисс себя не оправдывает.

Наша яхта была оборудована всеми традиционными для чартерных яхт средствами навигации и приборами. Прежде всего, это GPS, спутниковая система определения местоположения. Она надежная, точная и простая в использовании, но электронная, а все электронное может поломаться. И хотя все остальные приборы тоже в той или иной степени электронные, но их надежность гораздо выше.

В нашем распоряжении был эхолот (меряет глубину), лаг (измеряет пройденное расстояние относительно воды), анемометр (измеритель скорости ветра), электронный ветроуказатель (показывает направление ветра, что особенно удобно ночью, когда паруса не видны без фонарика) и измеритель скорости. И естественно, набор карт. Не игральных естественно, а морских. Кстати, одну из них я потом купил на память: висит теперь на стене, со всеми пометками и следами от кофе.

В гонке наиболее показательными являются старт и финиш, в нашем случае они были яркими и весьма показательными. К стартовой линии мы прибыли чуть не последними, но смогли занять выгодную позицию. А вот воспользоваться стартовым преимуществом не смогли: ветра было мало, а яхта очень тяжелая и неповоротливая.

Кроме того, большинство яхт выбрало тактику береговую, когда курс прокладывается недалеко от берега и позволяет воспользоваться локальными усилениями ветра. Мы же со старта взяли мористее из-за чего и были вынуждены идти почти все время острыми курсами.

Последняя ночь перед финишем оказалась особенно ветреной, грозы - особенно яростными, а ветер - наиболее переменчивым. Но после рассвета, когда мы уже увидели берег, ветер стих, и в 8 утра мы стояли практически на месте. Контрольное время для финише - 12 часов дня, и была даже мысль сойти с гонки и идти под мотором. Но потом все же решили бороться, а поскольку я активнее всех выступал за такой вариант, то и встал за штурвал.

Рулить в такую погоду действительно непросто, яхта все время стремится развернуться из-за волн. Но все же мы дошли, и дошли вовремя: у нас оставалось еще целых 7 минут. Это из пяти суток хода!

Были и другие забавные и запоминающиеся моменты, например встреча с турецким военным кораблем Босджада. Корабль сопровождал гонку в качестве спасательного судна, но на связь они нас вызывали почему-то как "бенетуш". Мы были уверены, что это не нам, и откликнулись только когда вояки приблизились почти вплотную и стали на нас светить прожектором.

Впоследствии мы с упоением слушали по рации переговоры Босджады с береговой охраной Израиля, которая никак не могла понять, что делает турецкий военный корабль в территориальных водах их страны.

Уже на обратном пути, когда мы стояли в бухте и готовились к обеду, я заснул. Меня тщетно пытались разбудить или хотя бы поднять, и после пятой попытки капитан просто застучал в стану каюты со словами: "Тимур, вахта! Мать, перемать".

Я тут же пулей выскочил в кокпит и еще минут пять соображал, что происходит: лодка стоит пришвартованная, никого на палубе, зачем вахта? А команда дружно хохотала в кают-компании.

 

Автор: Тимур Литвиненко

Фото: Тимур Литвиненко