Перегон катамарана Lagoon 420 (2008)

Северо-западная оконечность Испании

Рассказ о перегоне катамарана Lagoon 420 из французского города Ле Сабль д'Олон через Бискайский залив, мимо испанской Галисии и Португалии, через Гибралтар, с заходом на острова Майорка, Сардиния и Сицилия, вокруг Италии на самый север Адриатики в город Монфальконе.

На лаге три тысячи миль, катамаран пришвартован в марине на своем месте, а значит можно подвести итог этому путешествию.

Яхта: Лагун 420, 2008 года выпуска, версия 3-каютная, с дизельными двигателями вместо стандартной гибридной установки
Старт: 1 мая из Ле Сабль д'Олон, Франция
Финиш: 26 мая, Монфальконе, Италия
Остановки: Ла Корунья, Альгесирас, Бенальмадена, Пальма де Майорка (Испания), Кальяри, Палермо, Санта Мария де Леука, Виесте (Италия). Прошли без захода Португалию, Хорватию, Словению.
На лаге : 2850 миль
Ходовых дней: 22
Средний суточный пробег: 130 миль
Средняя путевая скорость: 5,4 узла
Максимальный суточный пробег: 200 миль (под парусами)
Максимальная мгновенная скорость, зафиксированная GPS (держалась около полуминуты): 16 узлов, достигилалась порядка 5 раз
Максимальное увиденное показание GPS: 18,1 узла 

Глава 1. Бискай

Помня о скверном характере Бискайского залива и его репутации как одного из наиболее сложных и опасных районов Атлантики, изучение погоды в заливе начал задолго до выхода. Обнаружил, что обычно периоды сильного юго-западного ветра не длятся больше 3 дней, умеренного ветра - больше недели соответствеено. Заложил в график движения неделю ожидания, настроил всех, что на штурм не пойдем и если что, будем отсиживаться в ожидании погоды.

Ко времени нашего выхода очередная такая неприятность только прошла, и резонно было выходить сразу. Или может подождать день-два, но мы не стали. И зря. Полоса мелководья с глубинами меньше 30 метров тянется на 35 миль, а отметки в 60 метров мы достигли через 100 миль от берега.

Ветровая волна высотой около 1 метра с юго-запада накладывалась на длинную, около 50-60 метров и высотой около 2 метров зыбь с северо-запада. Коктейль Молотова в исполнении для парусного катамарана. Точнее, его обитателей.

Не скажу, что я прямо такой уж матерый моряк с кормой облепленной ракушками в три слоя, но качку встречаю не в первый раз. Конечно, приходилось и травить за борт, ничего в этом страшного нет. Но тут меня (да и всех остальных) просто наизнанку выворачивало. Натурально. Позже, когда мы вышли на глубину, жизнь наладилась. И дополнительных сюрпризов Бискай не преподнес. 

Перегон нового катамарана Лагун 420 вокруг Европы

Глава 2. Атлантика

Атлантика как таковая началась после Ла Коруньи, где мы прошли сервис движков, отработавших первые 50 часов. Как мне и советовали коллеги ранее, мы убедились в благоприятной погоде впереди и, выдохнув, ринулись вперед. Ровно четверо суток потребовалось на путь от Ла Коруньи до Гибралтара, точнее марины Саладийо. Конечно, океан нам благоволил. Ветра либо не было вовсе, либо дул галфвинд, либо попутняк, но не сильно. В основном мы моторили.

Катамаран оказался изрядно перегружен моторами. Два японских Янмара по 75 лошадиных сил - это явно слишком много для этих корпусов: на максимальных оборотах двух двигателей на ровной воде мы достигали 9 с хвостиком узлов (и тащили за собой серьезную волну). 

На одном двигателе на максимальных оборотах (3200) скорость снижалась всего до 8 узлов, а на 1800 оборотах одного движка (когда и шум и вибрация исчезали практически полностью) мы бодренько шагали 6,5 узлов. Как потом показала практика, это и есть "любимая" скорость Лагуна 420. Сложно сказать точно, но похоже в таком режиме автономность хода на одних моторах может достигать 1200 миль. 

Глава 3. Гибралтар

Гибралтар нас пропустил спокойно. Мы подгадали время входа на начало попутного течения. Затем, чуть позже рассвело и Тарифу мы проходили уже по рассветным сумеркам. Движение было интенсивным, но мы держались в стороне от схемы разделения движения и "проспект" не создавал проблем.

Конечно, когда стало светло, нашим вытаращенным глазам открылось сильное зрелище. Все же два континента, море и океан, встречаясь в одном месте, выглядят сильно и представительно. Африканский берег оказался на удивление высоким.

Залив Гибралтара был, как и положено, забит большими кораблями. Мы проскользнули в сторону испанской марины. Ну и дураки, как потом оказалось. Надо было к англичанам. Большая, свежепостроенная марина стоит совершенно заброшенная. Офис марины нам никто не смог показать, даже обитатели самой марины. За прогнозом погоды нас отправили в дирекцию порта. Там (а что, нам дуракам не в облом и в дирекцию сходить) смогли лишь выдать список телефонов.

Кто пойдет, на будущее: на 16 канале говорите по-русски: "мужики, мы яхта, дайте пожалуйста прогноз погоды кому не жалко". И будет у вас и прогноз погоды, и задушевная беседа, и десяток собеседников. Конечно же, не на 16-ом.

Мы же в конце концов нашли Клуб реал наутико, там был WiFi, УГРИБ засосал файл с прогнозом и мы поняли, что надо либо стоять дня 3-4, либо рвать когти вперед. Почли за благо метнуться вперед. Тем более, что Олегу надо было срочно в Малагу. Пофотографировали Гибралтар, снялись на фоне огромного чего-то-там-воза с надписью Совком Флот и понеслись. 

Глава 4. Альборан

Вот где мы повеселились! У нас по прогнозу подходил сильный попутный ветер, до 8 баллов. Но вроде бы как был шанс успеть завернуть за угол, после Альмерии или даже Катрахены и там уже не должно было так сильно дуть. Либо пережидать дня 4 а там еще неизвестно, что.

Мы выбрали быстрый вариант. Сначала шли под геннакером, потом не без травм смайнали его и дальше шли под одним стакселем. Именно здесь мы и развили все возможные максимальные скорости. Ветер быстро перерос положенные ему по прогнозу 12-15 узлов, достиг 25 и потом плавно так усиливался вплоть до 40, на порывах 45 истинного. Катамаран почти сразу начал кататься с волн, устремляясь вперед как выпущенный из пращи, а в ложбинах между волнами останавливался до 6 узлов.

Внутри мебель ожила и запела сотней сверчков. Где-то что-то трещало, вибрировало, и поначалу было страшно. Потом привыкли. Ударов и стуков, говорящих об опасных деформациях не наблюдалось, зато в аварийных люках наблюдалось такое захватывающее кино, что можно было смотреть не отрываясь часами, как вода между поплавками устремляется назад, со все возрастающей скоростью, все застилает пена и потом потом отходит и яхта получает краткую передышку, чтобы через секунду ринуться вновь. На этом участке мы и прошли суточные 200 миль, причем мотор включили один или два раза для подзарядки аккумуляторов, посаженных автопилотом. Он, к слову сказать, прекрасно справлялся с рулежкой.

Да, яхта гуляла на курсе, как нетрезвый матрос, но неизменно возвращалась на курс без опасных кренов и отклонений. 

Мыс вблизи Картахены проходили ночью, там на всех мысах испанцы нарисовали схему разделения движения, соответственно мы пересекали поток загодя, миль за 12 до локального "проспекта". И тут я был неприятно изумлен обнаружить, что большие корабли нас не видят. Да, волна была около 2 метров, но огни у нас горели. Правда, отражатель радарный мы так и не нашли куда укрепить, и потому он бездействовал. Пришлось включать периодически подсветку бака, которая давала освещение парусов.

В первый раз, когда пароход упрямо пер на нас, это привело к тому, что он заработал движками на обход, было слышно за три мили (матюки его не были слышны). Мы-то его в радар наблюдали! Потом я уже не подпускал супостатов близко и заблаговременно отгонял их освещением, если они перли на нас слишком нагло. Но в основном, конечно, мы сбегали.

На следующий день мы заметили в море сухогруз, запросили его по рации, видит ли он нас. Он ответил, что уже 10 минут разглядывает нас в бинокль. Тогда мы попросили рассмотреть нас в радар. Волна к тому времени улеглась до полутора метров. Он попросил подождать немного, потом снова вызвал нас и объяснил, что видит нас плохо, мы то появляемся небольшой засветкой, то вновь пропадаем. Что укрепило меня во мнении, что лучше плохой отражатель, чем никакого. 

Когда мы уже прошли Форментеру и Ибицу и ожидали увидеть на горизонте огни Майорки, дунуло в лицо. Вот уж воистину хорошо жить не запретишь, но помешать возможно. Пришлось включить двигатель, затем уклониться от волны на 20 градусов, потом еще на 30. Меньше не получалось, волна била в днище, катамаран грохотал, останавливался и грозил развалиться на две неравные семядоли. Поскольку мы были связаны обязательством пригнать один катамаран, а не две половинки, приходилось вертеться как ужам на сковородке. 

Глава 5. Историческая встреча в морях.

Подходя к Майорке, я услышал на шестнадцатом канале запрос к марине Пальмы от яхты Прессиозо. Дело в том, что этот чартер организовывал я сам, и прибытие Прессиозо ожидалось примерно в эти дни. Поэтому я не удивился, услышав знакомый голос по УКВ. Но вот Сергей очень даже удивился, когда я сказал ему по-русски: "Переходи на 10 канал".

Пришлось повторить на английском, так как долгое молчание в эфире свидетельствовало о наступлении глубокого ступора у моего собеседника. Конечно, мы потом долго смеялись. Тем более, что в порт Пальмы заходили вместе, передавали с борта на борт видеокамеру и потом конечно же сбрызнули это событие. Природа тоже сбрызнула нас. Дождичком. 

Глава 6. Против шерсти.

После Майорки встречный ветер дул гораздо чаще, чем до того. Мы почувствовали, что катамаран не рассчитан на подобное издевательство. То есть это вообще, похоже, такая философия: дует попутно - иди себе вперед. Дует сильно - лети вперед. Не дует - иди спокойно под мотором. Дует в морду - сиди в марине, наслаждайся видами.

Мы бы и рады сидеть себе где-нибудь, но во-первых, очень хочется поскорее уже домой. Во-вторых, мы не хозяева катамарана, и его стоянки нам не совсем по карману. По счастью, есть такая традиция не брать плату с тех, кто не ночует в марине. Ну, постоял полдня - иди себе дальше, что с тебя взять. В частности, в Испании мы так и поступали. И на Сардинии тоже.

А в Палермо этот номер не прошел. Даже совсем не прошел. но они там странные ребята, одно слово - сицилийские братья.

Для начала на подходе к Палермо нам дунуло навстречу. Причем сильно так дунуло - под 30 узлов. Затем, на заправке, они долго не хотели понимать не только английский, но и мой ломаный итальянский. Потом важно и гордо вызвали из марины представителя на тузике - он отвез меня к офису на переговоры о возможной стоянке. Те отказались ставить нас на пару часов, запросили за пользование интернетом 6 евро в час (минимальный срок использования - час), потом сделали расчет тарифа: 210 евро за сутки минус 50% скидки (наверно из уважения к России как второй родины мафии) и показали место куда вставать.

На выбор было еще одно место, прямо напротив входа, на волне, мы вежливо отказались, и поползли вглубь марины. Когда до пирса отставался метр (а это самый нервный и ответственный момент швартовки) на пирсе выискался крендель, который был не в курсе, что нам выделили место. Он скидывал швартовы с уток и не давал вытащить муринги, крича "вас кто сюда пустил? вы зачем сюда встаете?".

Я объяснил, прибавив от себя и по-русски, что если этот пи... не успокоится, я ему багор вставлю в по.... и проверну, а потом выверну мясом наружу. Он проявил удивительные познания в русском языке, потому что с тем же старанием (и, увы, тем же неумением) бросился помогать швартоваться.

Этого жалкого потомка гордого племени сицилийцев спасло только то, что я был очень занят.

На следующее утро они два часа созванивались с шефом, выяснили по какому тарифу нас следует рассчитать, ждали появления начальника смены и проявили себя полными кретинами. В добавок замечу что запах в марине стоит примерно такой же, как в районе Сызранских нефтерепегонных терминалов. 

Сразу после выхода из Палермо мы поймали тунца и пеламиду. После этого снасти не забрасывали, потом что не могли съесть даже то, что уже выловили. А ловить впрок сочли дурным тоном. Залогом успешной рыбалки стали купленные накануне силиконовые кальмары со стеклянными головами и стразами вместо глаз. Первый раз вижу, чтобы стразы выполняли хоть какую-то полезную роль. 

К мессинскому проливу подошли в половине четвертого - как раз к началу моей вахты. Справа берег и мыс, выдающийся далеко в пролив, впереди радар показывает несколько судов (а дымка их скрывает из виду), позади идет паром, и буквально наступает на пятки, причем нам от него и сбежать-то некуда. Как только вошли в сам пролив, ситуация разрядилась, паром обогнал нас, встречные прошли мимо, а остальные куда-то разбежались. Ребята пошли досыпать, а я остался наедине с проливом.

Примерно в районе Мессины в движении наметилась передышка и я перешел на противоположную сторону. Мимо Реджио проходил весь в сомнениях: хотелось зайти, но погода была не очень. Прошли мимо.

Через некоторое время к катамарану пришли большие дельфины. Они игрались, двое из них со всей очевидностью брызгались, высоко забрасывая хвост. Чуть позже, когда все проснулись, ветер сменился на попутный. Правда, он сопровождался встречной зыбью, но я не придал этому значения и отправился поспать.

Буквально через полтора часа пришлось проснуться и поинтересоваться, зачем команда так колотит катамаран, и обо что. Вопреки прогнозу, задул встречный ветер, давно превысивший обещанные прогнозом 12 узлов. И даже дважды по 12. Мы немного уклонились от волны, но продолжали двигаться вперед. И лишь когда катамаран стало высоко подкидывать и крен пару раз превысил то, что представлялось нам безопасным, я повернул назад.

Однако вскоре заметил, что несколько яхт все же пробиваются в сторону мыса Спартивенто, да и волна явно меньше, чем ей положено быть при 35 на порывах 40 узлах. Чертыхнувшись, снова поворачиваю вперед, на этот раз значительно ближе к берегу. Кажется, здесь волна поменьше.

У мыса ветер снова поднимается, почти до 35 узлов, но на сей раз мы упорно ползем вперед. В таких условиях под одним движком катамаран упорно не хочет идти, все время крутится и норовит сбиться с курса. Да и под двумя продвигается не слишком охотно. Мы и не настаиваем, держим около 1800 оборотов, скорость при этом около 4,5 - 5 узлов.

В пяти милях от того места, где мы повернули в первый раз, ветер начинает со всей очевидностью стихать и дальше мы уже идем в более-менее благоприятных условиях. Если не считать того, что на следующий вечер у нас заканчивается пресная вода в бутылках ( в танках - опресненная) и газ. Когда мы были в Палермо, я отправил ребят заправлять баллон, но им нагло заявили, что баллон травит и менять его не будут, предложили новый за 80 евро. Жулики.

Мы в 12 милях от каблука, если вспомнить, что Италия - сапог. Находим в лоции сведения о марине и решаем зайти. Санта Мария де Леука, провинция Лечче. Несмотря на вечер (на часах половина седьмого), магазины работают, мы заправляем газ и докупаем еды. Естественно, за два часа стоянки с нас не берут ничего. Городок производит самое благоприятное впечатление, и мы в благостном настроении, уже затемно, отправляемся дальше. 

Глава 7. Адриатика

Границы между морями не прочерчены, но судя по всему, Адриатическое море начинается сразу после Санта Марии де Леуки. Утром наблюдаю в иллюминаторе новый цвет моря - по сравнению с Ионическим оно не такое белесое, цвет чуть более насыщенный. Начинаем осознавать, что мы на финишной прямой и до Триеста чуть больше 500 миль. Несерьезное, по нашим меркам, расстояние. В проливе Отранте нас подхватывает попутный ветер и мы катим в на северо-запад. Решаем, что надо бы зайти куда-нибудь. Пунктом захода выбираем Виесте, городок на "шпоре" сапога. 

Виесте не так хорош, как Леука, но все же очень даже неплох. Мы находим единственную жительницу города, говорящую по-английски. На наше счастье, ей оказывается менеджер марины, немолодая уже итальянка. Она живо рассказывает, где что, чем добавляет баллов своему городу. В день нашего прибытия в городе финишировал мотопробег, номера участников говорили что их порядка трехсот! Мы же почистили перышки, передохнули и отправились из Виеста в Триест. По пути я обещал зайти в Словению, но по времени не сложилось. А заходить в Хорватию с нашими временными документами было не очень разумно, и мы проскочили и ее. 

Попутно выяснилось, что нам не в Триеcт, а в Монфальконе, невелика разница в общем-то. И вот представьте картину маслом. Раннее утро, около 5 часов. Ни ветерка. Море ровное и гладкое. Кое-где ползают рыбачки. Вдалеке буксиры протащили платформу по фарватеру, мы идем в стороне. И вдруг я замечаю по корме катер, несущийся на полной скорости, узлов не меньше 25, а то и 30. Еще успеваю подумать про чудаков, которые могут в такую рань куда-то нестись, когда понимаю, что они - представители властей, и несутся не куда-нибудь, а к нам. По рации ни слова, приближаются и знаком показывают остановиться. Достают кранцы и причаливают под борт. Запрашивают документы на яхту и паспорта, после чего уходят к себе, без лишних комментариев.

Команда от отсутствия звука движков начинает просыпаться и по очереди роняет челюсть от вида этого утреннего спектакля. Я же тем временем соображаю, что даже в худшем случае они не погонят же нас на штраф-стоянку, да у них и нет таких скорее всего. Максимум - отконвоируют в нашу же марину. Ну и успокаиваюсь. Проверяющие, между прочим, не какая-нибудь береговая охрана или полиция, а самые главные тут власти, так сказать крыша над всеми крышами (это мы поняли еще в прошлом году) - Полиция ди Финанца, то есть что-то вроде Налоговой Полиции.

Тем временем, наши товарищи скорее всего получают ответ на запрос, что по нам у них все чисто, и решают напоследок осмотреть катамаран. Именно осмотреть, а не досмотреть, потому что лазили они скорее с любопытством, нежели искали что-то. Потом вернули документы и отбыыли восвояси. А мы пошли искать марину Лепанто. 

По карте она находится в самой глубине длинного Г-образного канала, вход в который перегораживает морская ферма по выращиванию каких-то моллюсков. На карте так и написано: "molluschi". По виду марина больше всего напоминает ухоженное Клязьминское водохранилище, только значительно уже. Вокруг деревья, моря не видно даже с высоченной крыши нашего ката, в местных условиях похожего на слона в посудной лавке. Соловьи поют-заливаются, сороки вместо чаек, вот такая вот романтика. 

Забавно, но Монфальконе всего на несколько миль южнее чем Ле Сабль д'Олон, откуда мы вышли, и всего в шестистах с небольшим милях от него. И, к слову сказать, мы севернее Новороссийска и лишь чуть южнее Ейска и Ростова.

Текст: Тимур Литвинеко

Фото: Тимур Литвиненко