fbpx Приключения русских в Италии | Под Парусом

Приключения русских в Италии

Сирокко на побережье Италии

Одной из любимых комедий в советские годы были «Приключения итальянцев в России». Мы забавлялись над милыми и наивными недотёпами, среди которых были мафиози, мошенник и богатый бездельник. Среди нас не было ни одного, ни другого, ни третьего, но мы, в силу кармических связей или просто по случайному совпадению, оказались в Италии именно что в роли наивных недотёп. 

Задача была простой: забрать яхту из Шибеника, оформить на одном из островов выход из Хорватии, прибыть на итальянское побережье Адриатики, оформить вход и продолжить путь в Испанию. Тривиальная задача, сто раз так делал.

 

Сложность первая: погода. 

Если неприятность может случиться, она случается (основной закон Мерфи).

Ветер ничего не знал о наших планах, и задул навстречу. Дубровник радио пугал ветром от 35 до 45 узлов, после обеда 55. Для нас это было слишком много, особенно после обеда.

Пришлось подстроиться и отменить Корчулу. Выход оформили на Висе. Работница пограничной полиции, уже проставив штампы о выезде, поинтересовалась основанием для въезда. Ей были предъявлены две из трех карточек с резиденцией и уверенное лицо. Третью мы предъявить не могли, она была просроченная. Но, поскольку штампы были уже в паспортах, возражать и копаться в документах пограничница не стала. Мы вышли в Италию.

Нашей целью был Бари, но погода позволяла пойти только в Виесте. Согласно лоции (привет Роду Хейкелю) Виесте — порт входа, с таможней и пограничной полицией. На самом деле нет. И никогда не был.

штормовая погода на Адриатике

Сложность вторая: усердие.

Даже если неприятность не может случиться, она всё равно случается (закон Мерфи).

Узнав, что ближайший полицейский околоток находится в Манфредонии, мы радостно засобирались туда. На прокатной машине, поскольку погода была нелётной для всех судов длиной меньше трёхсот метров. На месте (открутив час по живописным серпантинам) мы позвонили в полицию, чтобы назначить рандеву. Но принимать нас отдельно от яхты стражи порядка отказались. Им непременно хотелось посмотреть на наш Океанис-48 под названием Роксанна. 

 

Тогда мы нашли береговую охрану в кителе и с погонами. К ним чуть было не убежала женская половина экипажа, но тут вышла девушка, тоже в форме. Она говорила по-английски и помогла разобраться в ситуации. По всему выходило, что мы сваляли дурака, и наше нахождение в Манфредонии незаконно, но они тут все закроют на это глаза, а мы быстро вернемся в Виесте и сдадимся местному капитану порта.

Местный капитан порта уже ждал нас. У него была супер-стильная хипстерская борода и кабинет с многочисленными наградами и собакой. Извинился за собаку, поругал за сухопутное передвижение, согласился с погодой и заверил, что безопасность прежде всего. Для безопасности мы купили четыре бутылки вина и сыр, чтобы пресечь в зародыше голодный бунт.

 

Сложность третья: строгий порядок.

Всякая работа требует больше времени, чем вы думаете (второй закон Мерфи).

Как только погода позволила, то есть на следующее утро, мы вышли в море. Порядок предписывал нам следовать в ближайший порт входа, то есть в Манфредонию, хоть это и не по пути. Там нас уже ждала береговая охрана. А капитан порта наоборот, не ждал, так что пришлось метаться по порту в поисках места. В итоге встали в новую марину, которая дель Гаргано, что бы это ни значило. Там нас уже ждали и предложили остаться. Мы вежливо отказались и попросили нам береговую охрану и полицию, побыстрее пожалуйста. Полиция нас уже ждала, но ехать отказалась ввиду отсутствия людей, машин и, по всей видимости, желания. А строгий порядок не позволял нам пройти двести метров до комиссариата. И вообще, приемные часы у них там с 8 до 8-30. 

Адриатический берег Италии

Сложность четвертая: время движется только вперёд.

После очередного поворота от плохого к худшему цикл повторяется (опять закон Мерфи).

Мы робко спросили, а нельзя ли нам уйти в Бари, чтобы там всё оформить? Все, включая полицию (которой так не хватало людей и машин) радостно согласились. В конце концов, накануне выходных никому не хотелось заниматься непонятной яхтой с очень международным экипажем.

По приходу в Бари, где нас уже ждали, мы сообщили всем о своём прибытии: капитану порта, полиции, в надежде что нам укажут нахождение таможенного причала. Вместо этого нам предложили встать в одну из марин на выбор. Полиция на хорошем английском, почти без акцента заверила нас, что по-английски они не говорят at all, и не понимают either, и что надо им звонить в девять, а лучше в десять.

В марине для нас было приготовлено место. И хотя ночью никто нас не встречал, утром выяснилось, что нас там уже ждали. И более того, знали в подробностях про безуспешные попытки оформить вход, уведомили кого следует и оставили ждать.

Всякое решение плодит новые проблемы (тоже закон Мерфи).

Вскоре (ну как вскоре, ближе к полудню) пришли офицеры из руководства миграционной службы и береговой полиции, показали жетон и сообщили, что «это проблема, очень большая проблема», и принялись расхаживать по пирсу, кому-то деловито названивая. Естественно, они нас уже ждали. Поэтому теперь ждать надлежало нам.

Сначала нас хотели послать. Это естественно в такой ситуации, я их даже где-то понимаю. Но послать нас хотели в Манфредонию, а вот это уже не вписывалось ни в какие планы и рамки. К тому же, они там не умеют ни ждать, ни встречать, так что пришлось еще раз изложить историю наших мытарств.

Проблема была в том, что вход для яхты нам уже начали оформлять, а людям вход не оформили. На наше счастье, возвращение назад не решало эту проблему, так как дата въезда людей уже не совпадала с датой входа яхты. Высказывались даже предложения оформить нам выход и отправить назад в Хорватию, но тут в Европах не принято так поступать с вежливыми и добросовестными, пусть и туповатыми, яхтсменами.

Решение нашлось весьма элегантное: копии наших документов отправили всё туда же в Манфредонию, а вместо штампов в паспорта, каждому выдали копию письма о том, какие мы дураки что мы честные и законопослушные, но наглые и приставучие.  И что избавиться по-быстрому от нас совершенно невозможно, так что лучше пропустить дальше. В общем, своего рода охранная грамота. Я еще в детстве в «Трёх мушкетёрах» про такое мечтал, а тут пожалуйста. Подписано, конечно, не кардиналом Ришелье. Ну так и я не Д’Артаньян. 

 

Кстати, действие этого письма мы успешно проверили, так как существует 

Сложность пятая: граница на замке. 

Несмотря на непроглядную ночь, на выходе из Бари нас уже ждали. Это была Гвардия ди финанца: они в Италии осуществляют контроль законности нахождения людей и ценностей, в частности тема уплаты НДС - это к ним. 

проверка яхты пограничным катером

Катер сначала кружил в темноте на расстоянии, затем подошел под борт и долго светил фонарем в глаза. Примерно так же родители заглядывают в глаза нерадивым детям и патетически вопрошают: «У тебя совесть есть?!». Прочитав на борту название Роксанна, они поняли, что совесть есть, радостно достали кранцы и взяли нас на абордаж. 

В нашем случае их интересовала не совесть и даже не судовые документы. Еще не представившись, они спросили у первого же матроса: «какое у вас гражданство?». Собрав паспорта, к которым прилагалось наше смешное письмо-индульгенция, унесли читать на катер. Судя по времени, ржали всем экипажем, потом отправили скан на берег. И там тоже явно зачитывались нашим опусом. Почти час спустя принесли на подпись акт проверки, разбудили капитана, извинились, поблагодарили и исчезли в темноте ночи. Мы продолжили двигаться в Отранто, но...

Гвардия ди финанца

Не прошло и получаса, как к нам снова примчался катер, и тоже Гвардия ди финанца. «Что, опять?!», — успели спросить мы. Но им хватило прочитать название яхты. Похоже, наш Океанис тут уже внесен в мемориз.